Menu

Красная линия обнала

Длинный полицейский сериал о закрытии обнальных контор в Петербурге пополнился новой серией. Теперь следственный комитет «взял за жабры» сотрудников УБЭПа и бывших полицейских. Фамилии героев в погонах уже известны, а данные непосредственных участников прибыльного черного бизнеса вот уже несколько лет покрыты завесой тайны. Редакция сетевого издания «Компромат Групп» попыталась приподнять эту завесу и выяснить, кого же ловят правоохранители.

Обыск с последствиями

Как сообщили коллеги, СК по Петербургу пришёл по душу сотрудников экономического блока полиции ГУ МВД. Под раздачу попали два заместителя УБЭПа — полковник Алексеев и подполковник Литвин. Третьим фигурантом стал майор Быков из полиции Колпинского района. Обыски прошли в рамках старого уголовного дела об обналичке 500 млн. рублей. Силовиков подозревают в содействии черным банкирам. О том, сколько они собственно получали на незаконных услугах незаконному бизнесу — мы скорее всего не узнаем. Но вот проследить некую линию в облавах на обнальные конторы всё же можно. История началась в апреле 2019 года с поимки некой группы числом в 9 человек, которые подозревались в незаконной банковской деятельности. Фигуранты были задержаны, возбуждено уголовное дело об организации преступного сообщества. Четверо руководителей подставных коммерческих фирм-обнальщиков, занимавшихся незаконным игорным бизнесом были отправлены под стражу. Им вменили незаконном обналичивании 300 млн рублей, и преступный доход в сумме около 36 млн руб.

До этого, в феврале 2019 года, сотрудники СК накрыли обысками 20 адресов и задержали 11 человек связанных с обнальной деятельностью и незаконными казино. С тех пор, ровно до веселого лета и осени 2021 года, когда «мальчики» генерала Романа Плугина хорошенько потрясли несколько бизнес-центров, у обнальщиков крупных проблем не наблюдалось. Напомним, что гроза разразилась над бизнес-центром «Фарватер», после чего все закончилось знаменитой проверкой УБЭП ГУ МВД, о которой мы писали. Далее в полицейском сериале проявился внезапный процедурал, с отставкой начальника УБЭП ГУ МВД по Санкт-Петербургу Ульянова и начальника УСБ Васильева.

Сюжет, как мы знаем, закрутился вокруг пропавшей криптовалюты, якобы принадлежавшей бизнесмену Сергею Матвиенко. Именно тогда остро запахло скандалом на уровне министра МВД и под начальником питерского Главка Романом Плугинымзашаталось генеральское кресло.

Как тогда писали в официальных пресс-релизах, обыски в офисах БЦ «Фарватер» на Введенском канале Петербурга, также коснулись бизнес-центров «Артком» и «Лиговский проспект», а также коммерческого банка «РостФинанс». Всего было проведено около 20 обысков в офисах и квартирах фигурантов. Были изъяты 40 тысяч евро и 21,5 млн рублей, документы, техника и автомобили. Пресс-службы указали, что оперативные мероприятия были связаны с преступной деятельностью организованной группы, которая активно трудилась на поле черного обнала с 2018 года.

По мнению следствия, группа начала свою мутную деятельность в 2018 году. Процент для клиентов был приятный — всего 5%. Тогда как по общему счету средняя комиссия по экспертным оценкам Центробанка составляла от 10 до 14 % от суммы.

Однако, самое любопытное оказалось скрыто от глаз общественности. Практически никто и не узнал (кроме тех кому это было надо знать), кто собственно пошёл под суд.

Оперативное молчание

Тихо и незаметно в октябре 2021 года, в Куйбышевском районном суде началось дело в отношении Артема Патлиса. Его, как сообщили инсайдеры, подозревали в том самом в незаконном обналичивании 300 млн рублей и преступном доходе в 36 млн руб.

Если внимательно вчитаться в релизы публикуемые пресс-службами силовых ведомств, то выясниться, что аресты апрельской группы в 2019 году, затронули четверых руководителей подставных фирм. Эти четверо как раз попали под статью, «организация преступного сообщества» (если исходить из информации пресс-службы ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области). Далее в официальном сообщении звучит любопытное.

«В ходе расследования было установлено, один из подозреваемых был руководителем преступного сообщества, два человека являлись его заместителями, еще один человек вел работу с преступным миром. Всех заключили под стражу.»




Однако никакой официальной информации об аресте и начале судебных слушаний в отношении Артема Патлиса — нет. Ни у силовых ведомств, ни у пресс-службы Куйбышевского районного суда. Коллеги из федеральных СМИ тоже были не в курсе. Тем не менее, на сайте судебных решений есть номе дела: 22К-6327/2021. Это апелляционная инстанция Санкт-Петербургского городского суда. Рассмотрение произошло 08.09.2021 года. Дело рассматривала судья Алена Смелянец. Фигурантом в этом деле выступает все тот же Патлис Артем Григорьевич, по статье 172 УК РФ — незаконная банковская деятельность с извлечением дохода в особо крупном размере. Апелляция прошла, и решением Горсуда — решение суда первой инстанции было оставлено в силе.

Кто же этот настолько важный человек, чьё имя и уголовное дело так и не осмелились опубликовать уважаемые пресс-ведомства государственных структур?

На Артема Патлисабыли зарегистрировано некое ООО «ГСТ». Сегодня эта компания проходит процедуру о несостоятельности (банкротстве). Судя по данным федеральных порталов, в отношении компании с 06 октября 2021 года введено арбитражное наблюдение. На 8 апреля 2022 года появилась информация о приостановке операций по счетам компании.

Справка «Компромат Групп»:
ООО «ГСТ», как пишут строительные информ-порталы, было основано в 2005 году. Компания занимается реконструкцией и строительством разных объектов, в том числе бизнес-центров, торговых центров, жилых домов. Помимо прочего, фирма участвовала в возведении северной станции аэрации петербургского Водоканала, завода Hyundai, бизнес-центра Pulkovo Sky и ЖК «Долгоозерный». Генеральный директор компании - Артем Патлис. Единственный учредитель «ГСТ» - ООО «Торговый дом «Парголовский»».

Тайные фигуранты

ООО «Глобальные Строительные Технологии» фирма любопытная. Уставный капитал компании — свыше 29 миллионов рублей. Обороты компании по итогам 2018 года превысили 5 миллиардов рублей, при финальной прибыли менее 2 миллионов рублей.

Помимо указанных строительных контрактов, в 2018 году компания стала четвертым по счету подрядчиком строительства поликлиники № 64 в Стрельне. Фирма стала победителем аукциона петербургского Фонда капитального строительства на 330 млн. рублей.

Несмотря на то, что компания Артема Патлисане была замечена в списках крупных строительных фирм Петербурга, в 2016 году именно его фирма банкротила АО «Петростройтрест» (ранее именовавшийся ЗАО «Спецтрест №2». В картотеке арбитражных дел есть опубликованные данные о подаче ООО «ГСТ» иска о банкротстве. ЗАО «Спецтрест №2» тем временем, в далеком 2011 году был в списках номинантов на звание «Лучшая строительная компания года» в Петербурге.

Еще одна ремарка — до ООО «ГСТ» Артем Патлиструдился в компании ООО «Киров-Трансмишн» специализировавшейся на металообработке. Учредителем этой компании выступал такой гигант промышленности, как АО «Кировский завод». Единственное что можно сказать на сегодняшний день точно — «ГСТ» много лет специализировался на постройке бизнес-центров различных классов в Петербурге.

Что же случилось, чтобы бизнесмен занимающийся строительным бизнесом попал в компанию черных банкиров? И как так вышло, что о его судьбе, якобы судьбе участника крупной обнальной конторы — силовые ведомства молчат как рыбы, не смотря на имеющееся уголовное дело по факту незаконной банковской деятельности?

Давно уже секрет Полишенеля, что самыми доходными видами бизнеса являются теневые и незаконные операции и тому подобные аферы. Среди 42 видов деятельности у компаний Артема Патлиса, а их было 6, кроме всего прочего значится и сдача в аренду офисных помещений. Может быть эта деятельность была связана с теми бизнес-центрами, в которые удачно зашли силовики? Возможно. Однако реализация различных хитрых финансовых схем — куда более выгодное занятие. Главное — иметь состоятельных клиентов.

Еще можно сказать точно, последние годы у бизнесмена Патлиса явно были проблемы. Юридическое лицо ООО «ГСТ» регулярно участвовало в арбитражных процессах. Всего в картотеке насчитывается 80 дел, 30 из них в качестве истца, в качестве ответчика 50. Последнее арбитражное дело зарегистрировано на днях — 12 апреля 2022 года (№ А56-37145/2022) иск к компании Патлиса подал Пенсионный фонд.

Силовой контроль

Ежегодно в стране, по неофициальным подсчетам, обналичивается более 60 миллиардов в долларовом эквиваленте. Доход финансовых агентов, оказывающих подобные услуги, измеряется миллиардами долларов. Спрос на выход в кэш есть всегда. В ближайшие несколько лет как прогнозируют эксперты — ситуация серьезно обострится, как с валютными спекуляциями, так и с выводом больших объемов полулегальных и других доходов. Некоторые инсайдеры говорят проще — если вдруг завтра исчезнет черный нал, экономику постигнет инсульт. Ведь вывод в кэш — это сегодня основной способ уходить от налогов.

Как мы уже писали, МВД и ФСБ серьезно собираются взяться за налоговиков и хорошенько потрясти старую гидру коррупции и мутных схем зарабатывания денег. Но самое интересное, что ранее ходившие слухи о том, что силовые структуры собираются обескровить обнальный бизнес ходят уже давно. Нет, да нет в столицах накрывают одну-другую обнальные конторы. В последние 2 года правоохранительные органы активизировались. Это не мудрено. С грозящими изменениями в нынешней экономике, по логике, правоохранители просто обязаны взять под контроль темные заработки преступного элемента и бандитский общак. Но в реалиях всё бывает так, как случилось с петербургским УБЭПом. Контроль за миллиардным бизнесом иногда начинает походить на крышевание.

О том, как это происходит, можно понять, немного окунувшись в осеннюю атмосферу тех самых обысков бизнес-центров вроде «Фарватера», о которых мы написали выше. По словам наших инсайдеров, у бизнес-центра в который пришли силовики, был не один, а целых три входа. Целый час, пока оперативники бегали по кабинетам и хватали обнальщиков, был перекрыт только один вход. Кто с чем, и как испарился за эти 60 минут, теперь можно только догадываться. Однако не стоит считать оперативников тупыми. Это совсем не так. Просто у экономических полицейских тоже есть свои интересы.

Что же касается тихого скрытия приговоров и имен фигурантов уголовных дел по незаконной банковской деятельности, то тут силовиков можно понять — заговор молчания, это часть оперативной работы по выявлению всех «прачечных» и их участников. Многие повинные головы, во-первых, готовы заплатить за то, чтобы никто не узнал об их причастности к преступлениям, во-вторых так проще с задержанных получать нужные показания. В-третьих — это прекрасная возможность заметать под ковер истории с пропажей налички и криптовалютных кошельков. Подобные ситуации очень удобно использовать в тихом противостоянии разных силовых ведомств, ведь власть компромата еще никто не отменял.