Закрыть границы, сжечь мосты. Узбекский хлопок утекает к соседям

Хлопок и золото, два сырьевых товара, по-прежнему, наполняют пульс узбекской экономики. И осенний хлопковый марафон-2003 в определенной степени создает фундамент финансового благополучия страны в будущем году.

Сегодня СМИ не публикуют сводки хлопкозаготовок по регионам, но по информации УЗа можно судить о том, что к началу ноября республика заготовила 2,5 миллиона тонн хлопка-сырца - на 500 тысяч тонн меньше, чем в прошлом году. Быстрее дотянуть до победного финиша хлопкоробам мешает не только крайне неблагоприятная и затяжная весна, острая нехватка уборочной техники. В последние годы появился "жучок", подтачивающий финансовое здоровье и без того обескровленных ширкатов и фермерских хозяйств. Его, прижившегося в приграничных районах, породила утечка хлопка туда, где за него больше платят. И, похоже, нет силы, противостоящей перетоку узбекского хлопка на сторону. Тревожная тенденция приняла такие размеры, что попала в поле зрения Генеральной прокуратуры республики.

По приведенным ею фактам, несколько жителей Сырдарьинского района Сырдарьинской области провезли в Казахстан 1,9 тонны хлопка и продали его за 700 тысяч сумов. Нехитрая операция деления показывает, что за каждый проданный килограмм сырца неудачливые "нарушители границы" получили от 350 до 400 сумов. В пересчете на местные цены эти 1,9 тонны стоили бы на порядок ниже - в пределах 70 тысяч сумов. Безусловно, доставка к потребителю такого количества сырья потребовала использования транспортных средств.

На практике существуют и более легкий и безопасный способ обмена ценностями. А именно - реализация товара более мелкими партиями. Один мешок хлопка, проданный в соседнее государство (20 килограммов) приносит дехканину до 8 тысяч сумов (по местным ценам он стоит в пределах 800 сумов).

Вот и вся арифметика, весь интерес дехканина - получить за свой труд в десять раз больше, чем платит ему родное государство. Разница в 7 200 сумов - плата за риск. И здесь не помогут никакие призывы о защите экономических интересов своей Родины.

Отчасти этим обстоятельством объясняется то, что многолетний лидер по хлопкозаготовкам - Андижанская область в 2003 году утратила пальму первенства. Многие крестьяне из приграничных районов предпочитают идти на риск, доставляя хлопок в соседний Кыргызстан.

Не исключены и варианты продажи хлопка крупными партиями, когда руководитель ширката или фермерского хозяйства за определенную мзду реализует товар на стороне.

Однозначно одно: из тех 500 тысяч тонн, недобранных к ноябрю нынешнего года узбекскими хлопкоробами, часть пополнила хирманы соседних государств.

Борьба с экономическим интересом силовыми методами заранее обречена на провал. Так же, как это произошло с торговлей на базаре Кара-Суу - в маленьком городке, расположенном в 20 километрах от киргизского города Ош и прямо у границы с Узбекистаном. Цены здесь дешевые, поскольку товары в основном приходят из Китая, через горные перевалы из Урумчи и Кашгара. Когда в 2002 году узбекские власти наложили ограничения на торговлю на базарах внутри страны, твердая валюта хлынула из Узбекистана на рынок Кара-Суу. Вместо того, чтобы ослабить торговые ограничения, в попытке оживить бизнес на своей территории, узбекское правительство приняло простое решение. В декабре 2002 года был разобран мост, соединяющий Кара-Суу с узбекским берегом, что одним ударом положило конец всей легальной трансграничной торговле. Но торговля, ставшая нелегальной, не прекратилась, как не прекращается и утечка выращенного узбекскими земледельцами урожая хлопка в Казахстан и Кыргызстан. Недобор урожая, в свою очередь, скажется на работе всех хлопкоперерабатывающих и маслоперерабатывающих предприятий республики со всеми вытекающими отсюда экономическими последствиями.

Вера Зарудная

Об этом сообщает Футляр от виолончели